Офисы компании

← Все публикации

«Зонтик от санкций: форс–мажор закрепится в судебных разборках» — комментарий Татьяны Терещенко для Делового Петербурга

Инструмент форс–мажора, ставший востребованным в разгар пандемии, в условиях санкций может обрести дополнительную популярность.

Важная часть контракта

Пандемия изменила отношение бизнес–среды к пункту «форс–мажор» в договорах. Сегодня коммерсанты пытаются включать в контракты не просто форс–мажорные оговорки, а именно дополнительные условия, предусматривающие изменение или прекращение договора в одностороннем порядке при определённых ковенантах (обязательствах совершить какое–либо действие или воздержаться от него).

Например, стороны обсуждают условия перерасчёта цены договора или его прекращения в случае введения органами власти каких–либо ограничений, уменьшения посещаемости тех или иных мест, если речь идёт об аренде, и т. п.,

— отмечают в Консультационной группе «Прайм Эдвайс».

Массовыми стали ситуации, когда невозможно исполнить внутрироссийский договор, в том числе если при производстве товара используются комплектующие, произведённые за пределами РФ. Что ставит под сомнение такой признак форс–мажора, как чрезвычайность. Поэтому считать ли нынешние экономические санкции обстоятельством непреодолимой силы, которое позволяет должникам не исполнять обязательства, — вопрос дискуссионный. Обычно отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров или нарушение обязанностей со стороны контрагентов считается предпринимательским риском.

Татьяна Терещенко, руководитель аналитического направления Консультационной группы «Прайм Эдвайс».